Статьи
Кто построил «Ласточкино гнездо»?
Статьи
Благовещение в 2024 году: история и традиции
07.04.24
Операция «Аргонавт»: как судьба мира решалась в Крыму
05.02.24
«Провансальный человек»: как русский француз в Крыму растит виноград
25.08.23
Кто построил «Ласточкино гнездо»?

Замок «Ласточкино гнездо» на Аврориной скале мыса Ай-Тодор – главный символ Южного берега Крыма. Именно его чаще всего изображают на открытках, магнитах, календарях и других сувенирах, которые туристы привозят из Ялты и ее окрестностей. Тем удивительней, что в путеводителях, альбомах, статьях и научных монографиях все еще можно встретить самые противоречивые сведения, легенды и апокрифы об этом удивительном здании, его владельцах, архитекторах, строителях.
Кто первым купил эту землю на отвесной скале над морем? Кто впервые построил тут замок? Когда и как он обрел сегодняшний вид? Как сложилась судьба его хозяев? Владение замком приписывали то нефтепромышленнику Штейнгелю, то некоему таинственному генералу, который возвел «Замок любви» в честь возлюбленной. Не было ясности и с архитектором «Ласточкиного гнезда» – историки знали, что он носил фамилию Шервуд, и могли лишь догадываться о его инициалах. Интриги добавляло то, что за сто с лишним лет «Ласточкино гнездо» много раз перестраивалось, меняло облик и предназначение.
Но сегодня можно с уверенностью сказать: с одной из главных загадок в истории Южного берега Крыма покончено! Заслуженному крымскому исследователю Марии Петровой и кандидату исторических наук, старшему преподавателю МГУ им.М.В.Ломоносова Андрею Карагодину удалось разрешить все споры по поводу владельцев и строителей «Ласточкиного гнезда». Теперь мы точно знаем: замок «Ласточкино гнездо» построила в 1885-1886 годах Е.А.Тобина (урожденная Штейнгель), жена ялтинского врача А.К.Тобина. А нынешний облик он принял в 1913 году, когда был перестроен переехавшим на Южный берег Крыма из Москвы молодым архитектором Н.С. Шервудом по заказу московских купцов Рахмановых. Ученые, которые опубликовали подробные результаты своих изысканий в научном журнале МГУ «Исторический журнал. Научные исследования», рассказали ялтинскому краеведу Наталии Сырбу, как раскрыли главную тайну Южного берега Крыма.
Мария Петрова: Это долгая, почти детективная история. Много лет назад, готовясь к экскурсиям, я обратила внимание, что и справочники, и путеводители, и научные работы давали разные, часто противоречивые сведения о владельцах замка «Ласточкино гнездо». Назывались различные имена собственников. Поэтому лет пятнадцать назад я начала собирать материалы по освоению мыса Ай-Тодор, желая докопаться до истины. Впоследствии к этой работе подключился московский исследователь, старший преподаватель МГУ А.В.Карагодин.

Решить задачу оказалось не так-то просто: пришлось провести много времени в архивах Симферополя, Санкт-Петербурга, московских библиотеках, изучить и документы тех лет, и газеты, и мемуары, рассмотреть сотни старых фотографий. Зато теперь можно сказать: мы точно знаем, кто и когда построил «Ласточкино гнездо».
Это, действительно, была Штейнгель – но не барон, а баронесса. Елизавета Александровна Штейнгель, жившая в Санкт-Петербурге, в 1869 году в Царском селе вышла замуж за врача Адальберта Карловича Тобина. Жениху было 38 лет, невесте 32 года. Вскоре молодожены переехали в Ялту: там А.К. Тобин получил врачебную практику, с 1876 по 1882 г. служил врачом в больнице царского имения Ливадия, баллотировался в гласные Ялтинской городской думы на два четырехлетних срока – в 1883 и 1887 годах. Примерно в это время А.К.Тобин задумал открыть рядом с Ялтой полноценный курорт для климатолечения, о чем сообщал выходивший в Санкт-Петербурге «Сезонный листок Русских Минеральных вод» доктора Вебера: «на безлюдном мысе Ай-Тодор, где ветер валит с ног, где море постоянно ревет, ударяясь о скалы, затеяна организация курорта».
Там же, на мысе Ай-Тодор, рядом с будущим курортом, доктор Тобин с супругой решили построить и по дому для себя. С западной стороны мыса Тобин построил в 1889 г. дом с белой балюстрадой на крыше под названием «Белая ласточка». Он и сейчас находится там, это корпус санатория «Жемчужина». А чуть раньше, в 1885-1886 г. Елизавета Александровна Тобина (урожденная Штейнгель) построила на восточной стороне мыса каменный дом над 38-метровым обрывом, который назвала замком «Ласточкино гнездо».
Андрей Карагодин: Первый замок, построенный Тобиной, выглядел иначе, чем то «Ласточкино гнездо» которое стоит на Аврориной скале сегодня. Как хорошо видно на фотографиях и открытках, сделанных на рубеже XIX — XX вв., первое «Ласточкино гнездо» было тоже в неоготическом стиле, но более лаконичное, каменное, оштукатуренное и выкрашенное в красный цвет. Самое известное его изображение сделал в 1905 г. работавший тогда с апреля по сентябрь в Крыму пионер отечественной цветной фотографии С.М.Прокудин-Горский (1863-1944). Кто был архитектором того первого здания, пока неизвестно.
До начала 1880-х годов на центральном отроге мыса Ай-Тодор современных строений не было, только остатки средневековых построек. Путешественники отмечали лишь дикую, первозданную красоту этих мест. Своим появлением замок «Ласточкино гнездо» обязан курортномy буму конца XIX — начала XX в. В то время Крым, в особенности его Южный берег, получил мощный импульс для развития. Этому способствовали прокладка железной дороги до Севастополя, начало регулярных визитов в Крым царской семьи, развитие новой отрасли медицины — курортологии, а также деление крупных частновладельческих имений на Южном берегу Крыма, их застройка дачами. На мысе Ай-Тодор такими дачами как раз и стали «Белая ласточка» и «Ласточкино гнездо» Тобиных.
Мария Петрова: Но жить в своих «Ласточках» долго и счастливо супругам Тобиным не довелось. Доктора медицины А.К. Тобина не стало в конце 1891 г. Вскоре его вдова поняла, что одной создание курорта ей не осилить, и стала распродавать семейные земли на мысе Ай-Тодор. Большую часть их купил в 1892 г. купец Павел Григорьевич Шелапутин, в том числе и 2 десятины А.К.Тобина с домом «Белая ласточка», и создал курорт «Жемчужина». А 18 октября 1902 г. Тобина продала и участок с каменным домом под названием «Ласточкино гнездо». Покупателем стала баронесса Софья Александровна Штейнгель – это была никто иная, как младшая сестра Елизаветы Александровны. Она и владела замком следующие девять лет, до 1911 года, а потом, как нам удалось установить, продала его московской купчихе Агнии Павловне Рахмановой. Вернее, московской семье купцов Рахмановых (они были старообрядцами, а у них было принято все покупки записывать на женщин). Рахмановы и владели замком вплоть до окончательного прихода в 1920 г. в Крым советской власти, что подтверждают документы национализации. При них он приобрел тот «сказочный» вид, который сделал его символом Южного берега Крыма.
Андрей Карагодин: Про киевскую ветвь рода Штейнгелей, к которой принадлежал Павел Леонгардович Штейнгель (1880-1965), инженер и нефтепромышленник, было известно куда больше, чем про санкт-петербургскую – поэтому его и называют часто по ошибке хозяином «Ласточкиного гнезда». Марии Михайловне Петровой пришлось немало потрудиться в архивах северной столицы и Крыма, чтобы по крупицам восстановить историю Штейнгелей из Санкт-Петербурга. А вот с Рахмановыми нам улыбнулась удача: моя коллега по МГУ, ныне работающая в Государственном историческом музее, Е.М. Юхименко не так давно выпустила большую монографию, посвященную семье этих купцов, где, в частности, опубликовала и редкие фотографии из семейного архива – Рахмановы на фоне построененного «Ласточкиного гнезда» в 1914 и замок в строительных лесах годом ранее. Мы связались с Еленой Михайловной и она подтвердила сведения, которые мы извлекли из архива в Симферополе и других источников: да, именно Рахмановы купили в 1911 году «Ласточкино гнездо» и вскоре перестроили его, и владели до самого установления советской власти в Крыму, а оттуда эмигрировали в Париж.
Мария Петрова: С именем и фамилией архитектора, которому Рахмановы поручили построить новое «Ласточкино гнездо», тоже долгое время была путаница – даже на памятной доске, установленной в 1970 году, ошибочно указан «А.В.Шервуд». На самом деле, как нам удалось установить из ялтинских и симферопольских газет того времени, которые, конечно же, не могли обойти стороной факт перестройки популярного замка на мысе Ай-Тодор новыми владельцами — московскими богачами Рахмановыми, – за проект реконструкции отвечал его племянник, Николай Сергеевич Шервуд, перебравшийся к тому времени из Москвы в Алупку. Николай Шервуд происходил из семьи архитекторов Шервудов. Его прадед прибыл из Англии в Россию строить каналы, дед Владимир Осипович (1832-1897) стал автором проекта Исторического музея в Москве, отец Сергей Владимирович (1858-1899) помогал отцу в создании проектов особняков, храмов. Будучи сыном архитектора, Николай Сергеевич знал основы строительного дела, и именно его Сергей Карпович Рахманов пригласил перестроить дом Тобиной.
А через год после того, как мы опубликовали свою статью в журнале «Исторический журнал. Научные исследования», где высказали это предположение, в самом конце декабря 2020 года, мы получили письмо из Санкт-Петербурга от внучки скульптора Л.В.Шервуда (которому также нередко ошибочно приписывали авторство «Ласточкиного гнезда»), Ольги Шервуд. Ее собственные изыскания в архивах подтвердили: автором «Ласточкиного гнезда» действительно был Н.С.Шервуд! Более того: в фонде драматурга Сергея Александровича Найденова (авторы пьесы «Дети Ванюшина»), хранящемся ныне в Российском государственном архиве литературы и искусства, ей была обнаружена и впервые опубликована фотография Н.С.Шервуда, на обороте которой чернилами написано «Архитектор Ник.Серг. Шервуд. Строитель «Ласточкиного гнезда». Найденов страдал туберкулезом и переселился в Ялту, где и познакомился с Николаем Шервудом, который также и по той же причине перебрался из Москвы на Южный берег.
Нашла Ольга Шервуд и запись о смерти Н.С.Шервуда – в метрической книге церкви Архангела Михаила в Алупке, хранящейся ныне в Центральном Государственном Историческом архиве в Киеве: он скончался от туберкулеза мозга 8 марта 1917 года. Некролог, озаглавленный «Памяти хорошего человека», был опубликован в газете «Ялтинская новая жизнь» от 15 марта 1917 г. Вот его текст:
«Схоронили Н.С. Шервуда, местного общественного деятеля, милого, скромного человека, и чуткого, нежного художника. Талантливый дилетант, нервный, порывистый, — он как архитектор порою весь загорался цветистым пламенем эффектных проектов и причудливых эскизов, часто нескладных, практически невыполнимых, но всегда романтически-нежных и экзотически-пышных… Его постройка известной дачи «Ласточкино гнездо» на Ай-Тодоре – типичный для покойного эпизод: интересный замысел, пёстрый, путливый стиль, практические недочёты и после первоначальной энергии – апатия и равнодушие к концу… Театр был его страстью… Говорят, что умирая, в знойном бреду, он твердил, что будет играть, но ешё не знает роли, что надобно ещё подготовиться… Но проза жизни, коммерческая сторона, антрепризы – губили театральную романтику и благие порывы покойного: дело «прогорало», касса была пуста, но зато художественная сторона дела была почти безупречна… И ещё – автомобильное дело, техническая контора, фантастически-грандиозные и практически забавные проекты фуникулёра на вершину Ай-Петри, и ещё (до последних дней жизни) вечные заседания, секции, репетиции, тревоги и грёзы момента… А здоровье таяло, как воск, пока не иссякло до капли…»


Андрей Карагодин: Обратите внимание на эпитеты, которыми автор некролога характеризует деятельность Шервуда: «экзотический», «романтический», «театральный». Разве не таким, нарочито-декоративным, был и осуществленный им проект перестройки замка «Ласточкино гнездо»?! Архитектурные критики не раз писали, что замок выстроен странно, как будто башни подталкивают друг друга в море, внешний эффект тут явно поставлен верх над надежностью и гармонией пропорций – это ли не свидетельство того, что работал архитектор-любитель, а не профессионал? На рубеже XIX — начала XX веков по всей Европе полюбили строить дома, похожие на театральные декорации, увлеклись стилизациями под старину. Все видели хотя бы на фотографии знаменитый проект короля Людвига II Баварского — замок Нойшванштайн, реализованный в 1870–80-х гг. на скале напротив старого фамильного замка Хоэшвангау в южной Баварии. Спроектированный придворным архитектором Эдвардом Риделем при непосредственном участии влюбленного в старину короля, большого чудака и оригинала, он был не столько местом для жизни, сколько грандиозной театральной декорацией к операм Рихарда Вагнера, кумира Людвига. И вот что характерно: замок Нойшванштайн закрепился в статусе главного туристического символа Баварии точно так же, как «Ласточкино гнездо» стало символом Южного берега Крыма. К примеру, замок Белоснежки из мультфильмов Уолта Диснея был скопирован именно с замка Нойшванштайн.
Мария Петрова: С основными загадками «Ласточкиного гнезда» покончено навсегда, но все равно остается много вопросов. Кто был архитектором первого здания? Как сложилась судьба сестер Софии и Елизаветы Штейнгель – его первых владелиц? Известно, что последняя хозяйка замка до национализации советской властью, Мария Сергеевна Рахманова с мужем в 1919-и или 1920-м эмигрировали из Крыма, возможно, в Париж. Будем признательны за любую информацию, которая поможет нам и дальше распутывать эту увлекательнейшую историю!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/6037eeb17724493a987b34fd/kto-postroil-lastochkino-gnezdo-rasskazyvaiut-uchenye-razgadavshie-tainu-veka-604d0dee0a7d51654a882ce2

Сайт работает в тестовом режиме, некоторые функции могут быть не доступны